Бодхи
by on July 12, 2019
13 views

Так же закон порядка и иерархии влияет и на другой аспект нашей жизни – на наши границы. Ведь вертикаль порядка задает и наши отношения по горизонтали.

Психологическая граница – это то, что человеком ощущается как принадлежащее только ему: мои ощущения и чувства, мои мысли, мое поведение, мои возможности. Очень часто приходится слышать от людей, что другие люди посягают на личные границы, манипулируют, лезут со своими советами, говорят и даже требуют делать или не делать что-то, что им хочется. Все это воспринимается как посягательство на личную территорию, другой человек воспринимается как враг, который хочет захватить чужую территорию.

Но, собственно говоря, а как же определить эту свою личную границу? На основе своих ощущений?

Когда граница касается физических вещей, дома, компьютера, денег, то здесь более или менее понятно, хотя и не всегда. Да и границы моего и чужого здесь даны объективно: на основании многочисленных законов и правил, по которым мы и можем ориентироваться.

 А если мы говорим про поведение, мысли и эмоции, они принадлежат человеку или нет? Если да, то в какой степени? Полностью или частично? Почему другие (близкие или не очень) люди не имеют права хотеть от нас чего-то и выражать это?

И снова вернемся к закону порядка и иерархии.

Сложно определить, где и чья территория, когда этот закон игнорируется.

Если все люди друг для друга равны, равнозначны, равноценны, то само понятие мое и чужое полностью размывается. Все твое – мое, а все мое – твое. Но не потому что, у нас коммунизм, а потому что личностей нет, полное растворение в общем потоке мыслей, идей, вещей. Такой вот «бульон» получается, в котором такой растворенный человек, как это ни странно звучит, не равный – а всегда подчиненный. Потому что идеи другого человека – это и мои идеи, желания другого человека – это и мои желания, это полная зависимость от окружения.

Без иерархии, не будет границ и правил для собственного поведения и коммуникации с другими, без границ – не будет личности, а без личности – не будет настоящего равенства с другими.

Берт Хеллингер говорил про зависимость от других людей, что человек зависим от других, пока зависим от родителей.

Каждый человек для растворенного «равного» – модель для подражания, каждый человек – учитель, каждый – взрослый наставник. То есть конфликт с родителями, и с их ролью и позицией, основан на непонимании этой роли, поэтому неудивительно, что на других людей переносится это «понимание», наделяя всех других силой руководить.

Признание родителей в качестве более взрослых, старших, и мудрых людей как раз и является той самой сепарацией (отделением) от родителей. Отделение происходит не тогда, когда родитель видит в ребенке взрослого и бесконечно и всячески его поддерживает, а когда ребенок начинает видеть родителей, как родителей, как взрослых и самостоятельных людей со своим мнением и пониманием жизни, которое может не совпадать с его мнением.

Не родитель должен видеть ребенка взрослым, а ребенок должен видеть родителей взрослыми, и подтягиваться к их уровню знаний, умений, навыков и в целом – самостоятельности.

Тогда человек действительно отделяется от родителей, уходит из этого слияния, начинает работать на свою самостоятельность – на свои знания, умения и навыки – а это и есть то, что действительно принадлежит человеку, это и есть границы.

Психологические границы не даются от природы или от родителей – они создаются самим человеком в процессе жизни. Но начинаются с признания родителей отдельными людьми со своим мнением и понимаем жизни. Не нравится это мнение и понимание – создай свое.